Государство защищается не только солдатами, но также и адвокатами.
Андре-Мари-Жан-Жак Дюпен

   Адвокат - представитель обвиняемого. Он ни при каких обстоятельствах не может действовать ему во вред. Если обвиняемый отрицает свою вину, адвокат обязан строить защиту, исходя из этой позиции. Положение меняется, когда обвиняемый свою вину признает, а адвокат убежден, что он себя оговаривает. Тогда адвокат не только вправе, но и обязан разойтись в позициях с подзащитным и защитить подсудимого от себя самого. Но только, когда убежден!
Г.М.Резник
 
   Профессия дает нам известные привычки, которые идут от нашего труда. Как у кузнеца от работы остаются следы на его мозолистых руках, так и у нас, защитников, защитительная жилка остается нашим свойством не потому, что мы хотим отрицать всякую правду и строгость, но потому, что мы видим в подсудимых по преимуществу людей, которым мы сострадаем, прощаем и о которых мы сожалеем.
Ф.Н.Плевако
 
   Следует спорить с доказательствами, а не с прокурором.
Ф.Н.Плевако
 
   Нет худшего приема защиты, как несправедливые придирки и нападки на потерпевших.
                                                                                                                                                              Ф.Н.Плевако
 
   Между положением прокурора и защитника - громадная разница. За прокурором стоит молчаливый, холодный, незыблемый закон, а за спиной защитника - живые люди. Они полагаются на своих защитников, взбираются к ним на плечи, и... страшно поскользнуться с такой ношей! Если я сказал лишнее слово, я сам должен держать и ответ: на меня негодование, но ни одной стрелы - туда!
Ф.Н.Плевако
 
   Защита не сводится к произнесению речи. Успех адвоката в судебных прениях подготавливается тщательным изучение материалов предварительного расследования и участием в судебном следствии. Умение вести перекрестные допросы потерпевших, свидетелей и экспертов, заявлять ходатайства о дополнении следствия всегда считалось важнейшей, но и труднейшей стороной профессии адвоката.
Г.М.Резник
 
   Показная и, если можно так выразиться, в некоторых случаях спортивная сторона в работе обвинителей и защитников всегда меня от себя отталкивала, и , несмотря на неизбежные ошибки в моей судебной службе, я со спокойной совестью могу сказать, что в ней не нарушил сознательно одного из правил кантовской этики, т.е. не смотрел на человека как на средство для достижения каких-либо, хотя бы и возвышенных целей.
А.Ф.Кони
 
   Популярность, известность, слава... Далеко не всегда венчают они самых достойных. Популярность оратору может принести заигрывание с массами, умелое разжигание страстей и предрассудков. Известность адвокату - участие в "громких" процессах. У славы может быть дурной, скандальный привкус.
Г.М.Резник
 
   Заявляют иск разного рода люди, иные хлопочут о том только, чтобы выиграть свой иск, иногда даже несправедливый. Защита, готовая клеветать, явиться пособником такого человека, - позорна и нечестна.
Ф.Н.Плевако
 
   Есть профессии, есть задачи, выполнение которых, в силу их высокого назначения, как-то плохо вяжется с представлением о денежной плате. Таковы задачи адвоката, защищающего подсудимого в уголовном деле, священника, выполняющего духовные требы, врача, борющегося за жизнь пациента, воина, сражающегося за благо родины. Все эти действия стоят как бы выше материальных расчетов и плохо мирятся  и соизмеряются с денежной мздой. Но что же делать: земная жизнь - юдоль компромиссов между запросами духа и требованиями плоти; не стараясь примирить непримиримого, будем воздавать кесарево - кесарю, а божье - Богу.
М.Г.Казаринов
 
   Всякая защита приемлема. Буду ли я защищать случайно уклонившегося от прямого пути труженика или человека, который всю жизнь, как шахматный конь, ходит кривыми путями, - защита моя в принципе явится делом благородным и высоким. Но способы и приемы защиты могут быть предосудительными и недопустимыми. И если, защищая шахматного коня, я буду доказывать, что конь ходит прямо, а доска кривая, и что конь не черен, а бел, и чтобы создать иллюзию белизны, стану усердно чернить все окружающее, то такая защита моя, как построенная на началах фальши и обмана, будет достойна только осуждения; она мало послужит на пользу обвиняемого, а для моей доброй славы послужит и еще менее.
М.Г.Казаринов
 
   Адвокат нужен гражданам для закономерной защиты их имущества, чести, свободы и жизни. Закон и государство утверждают его в этом звании, скромном и вместе с тем высоком, по назначению.
М.Г.Казаринов
 
    Всякая корпорация несет на себе не только одни пороки прошлого, но и его достоинства; наследует не одни долги, но и веками накопленные ценности. И за адвокатурой великое, почетное прошлое. Во все времена, у всех культурных народов, адвокатуре и суду был вверен священный кивот права и свободы.
М.Г.Казаринов
 
   Я полагаю, что тот, кто хлопочет за других, всегда исполнен уверенности в себе, как человек, который добивается справедливости; выпрашивая или домогаясь чего-нибудь для себя, он смущается, как человек, который клянчит милости.
Ж.Лабрюйер
 
   Выступая в суде, оратор обязан быть неукоснительно честным, иначе он превращается в краснобая, который умышленно искажает обстоятельства дела, недобросовестно коверкает цитаты, клевещет и не менее поддается ненависти и гневу, чем его клиенты; короче говоря, он становится одним из тех защитников, о которых говорят, что им платят деньги, чтобы они препирались с противной стороной.
Ж.Лабрюйер
 
   Ремесло адвоката утомительно и кропотно; оно требует от того, кто им занимается, не только глубоких знаний, но и незаурядных способностей. В то время как проповедник, сочинив на досуге несколько проповедей, читает их наизусть, уподобляясь наставнику, которому никто не осмеливается противоречить, потом неоднократно повторяет их с небольшими изменениями и постоянным успехом, адвокат произносит сложнейшие защитительные речи в присутствии судей, которые могут лишить его слова, и противной стороны, которая может его прервать; он должен быть всегда готов к возражениям; ему приходится в один и тот же день выступать в различных инстанциях по различным делам. У себя дома он тоже не находит покоя и отдыха, не может отгородиться от клиентов; двери его открыты всем, кто приходит докучать ему своими вопросами и сомнениями; он не укладывается в постель, его не растирают бальзамом, не подают ему прохладительного питья, к нему в спальню не стекаются люди без различия пола и звания, чтобы похвалить его за изящество языка и утонченность оборотов, успокоить по поводу того места в речи, где он чуть было не сбился, рассеять тревогу, снедающую его из-за процесса, который он вел менее энергично, чем другие дела; он отдыхает от длинных речей, проводя долгие часы за писанием бумаг и сменяя, таким образом, одну работу другой, одно бремя - другим. Дерзну утверждать, что в своей области он является тем, чем были некогда первые апостолы. Таким образом, дав определение судебному красноречию и ремеслу адвоката, с одной стороны, церковному красноречию и миссии проповедника - с другой стороны, мы невольно приходим к выводу, что легче проповедовать, чем защищать в суде, но куда труднее хорошо проповедовать, чем хорошо защищать.
Ж.Лабрюйер
 
   Те, которые,  имея возможность защищать невиновного, покидают его, виновны столько же и даже более, чем те, которые убивают его.
Библия
 
   Кто защищает ложь, имеет полное основание тихо выступать и придерживаться хорошего тона. Кто чувствует, что на его стороне право, должен идти напролом, вежливое право - несуществующая вещь.
И.Гете
 

   Ни адвокат, ни, тем паче, судья при исполнении своих обязанностей не имеют права поддаваться собственным чувствам.

Стивенсон

  Только в этой профессии [адвоката] сохранилось мужество истины, только она была школою гражданских добродетелей, где таланты и доблесть научились выступать в защиту интересов народа перед законодателем.

Робеспьер

   Судья Стефан сказал в своем заключительном слове:
  "Если исходить из предположения, что подсудимый совершил преступление, тогда многие подробности события кажутся подозрительными; но, если не делать такого предположения, эти обстоятельства не представляются подозрительными, ибо каждое из них легко находит объяснение".
  Мне кажется, что в этом заключается истинная мерка для оценки многих фактов, обнаруживаемых как сыщиками-добровольцами, так и чинами сыскной полиции. Скажите себе, что человек виновен, и всякое малейшее обстоятельство станет подозрительным; многие факты будут бессознательно преувеличены, сначала в представлении свидетеля, потом в его показании: словом, подозрения превратятся в факты, а факты - в виновность. Нет более опасных показаний, чем те, которые дают добровольные сыщики, но нет и таких, которые легче разбить умелому адвокату, если только их не подтверждают самостоятельные показания других свидетелей.

Р.Гаррисон /"Школа адвокатуры"/

  Если можно, вы [адвокаты] должны знать дело лучше всех, если нельзя - не хуже председателя и обвинителя. Если ваш противник будет настоящий прокурор, вы увидите, что он знает дело именно вдоль и поперек, помнит не только страницы, но и внешний вид каждой бумажонки, знает, сколько раз и когда допрошен каждый свидетель, где встречаются недомолвки и где попадаются описки в актах следователя. Вот опасный противник. Таким должны быть и вы. Но такая работа будет отнимать невероятное количество времени! Разумеется. Так что же? Ведь вы защитник. Ваш досуг принадлежит не вам, а подсудимому.

П.С.Пороховщиков (П. Сергеич)

   Американцы - в отличие от других жителей планеты - отбрасывают не одну тень, а две: свою собственную и своего адвоката... Американцы никого так не ненавидят, как свою вторую тень. Даже Усаму бен Ладена... И все же лучше иметь в качестве второй тени адвоката, чем беззаконие. И это отнюдь не "другой разговор".

Мэлор Стуруа 


Главное - формировать себя как личность с помощью духовного наследия человечества. Речь адвоката - это его личность. Чем богаче внутренний багаж, или, проще говоря, чем больше прочтено книг, чем больше услышано классической музыки, чем лучше знаешь поэзию, чем сильнее любишь живопись, тем более профессиональным адвокатом становишься.

Генрих Падва


Философия защиты не всегда понятна непосвященному (я не хочу сказать обывателю), дескать, ну как же такого защищать? Но когда против человека целое государство, кто-то же должен ему помочь противостоять обвинению? А вообще защита - всегда дело высоконравственное. Ведь речь идет о судьбе живого человека, и все стремления каким-то образом облегчить его судьбу - тоже нравственны.

Михаил Гофштейн